Карлис Лакше. "Классика латвийской фотографии"

Государственный центр фотографиисовместно с Консульством Латвии в Санкт-Петербургепредставляют выставкуКлассика латвийской фотографииКарлис Лакше (Karlis Lakse)Из коллекции Латвийского музея фотографии(Рига, Латвия) 24 октября – 19 ноября 2005Большая часть жизни Карлиса Лакше, родившегося 22 февраля 1892 года в семье кузнеца, была связана с кокнесским краем. Окружающая среда, бесспорно, повлияла на поэтическое восприятие мира будущим художником. Живопись и музыка – его абсолютный идеал искусства в то время. Свое будущее он видел в живописи. Поэтому в первом списке студентов Академии художеств независимой Латвии есть и имя Карлиса Лакше.

Нередко он приходил на занятия по рисованию со своей фотокамерой, и однокашники становились моделями его групповых портретов. В параде форм различных армий и поношенного штатского платья стоят самоуверенные будущие корифеи латышской живописи. Это фотографическое развлечение превратилось во вторую профессию Карлиса и поле своеобразной визуальной медитации.К сожалению, его желание стать выдающимся живописцем не сбылось. Обучение в Академии художеств пришлось прервать.

Надо было строить свой дом, и его чувство ответственности нашло свое приложение в рамках столярного дела. Позже Карлис принимал активное участие в организации культурной жизни Кокнесе и применил навыки художника в создании театральных декораций. Желание приблизиться к откровению волшебства единого мига осознано или неосознанно воплотилось в фотографии.

Он, с интуицией сапера и слухом настройщика роялей, находит этот решающий момент. Быть может, имело свое значение то, что мотивация к фотографированию не опиралась на коммерческие соображения. Современники Карлиса Лакше не уходили далеко от верного направления фоторемесла. Мало кто рисковал отправиться в поле изменчивой, противоречивой и своенравной светотени будней.Фотокамера стала для Карлиса посредником в отношениях с миром, потому что он не ограничивал себя правилами ремесла.

Его снимки уводят сегодня в Латвию 1920-40-х годов и дают возможность увидеть непосредственный миг истины. Объективная ценность фотографий Карлиса Лакше – в качестве мисси хрониста и в том, что он не запрещал себе ловить поток жизненных процессов в контексте своего отношения к нему. Многие его снимки содержат такой код фиксации человека и окружающей среды, который угадан был только неореалистами.

Пейзаж разлившейся реки с паромщиком во дворе своего дома – это знак культурных воспоминаний человечества и признание в любви к людям. Такое искусство фотографии сродни умению поддержать толерантное общение. Общение, которое не навязывает своих выводов, а только помогает зрителю настроить отношение к тому, что он видит на снимке, оставлял простор для личного соучастия. Карлис Лакше непринужденно перенес свое понимание этических категорий на простой визуальный документ свидетеля эпохи.У советских деятелей была причина замалчивать имя одного честного человека.

Фотографии, как и рукописи, не горят. Благодаря заботам свояченицы Карлиса Милды Мурниеце были спасены более 300 негативов.

В начале 1990-х годов они были переданы в Латвийский музей фотографии. Случайная встреча г-жи Мурниеце с фотографом Андрейсом Грантсом и поддержка Фонда культуры помогли нам увидеть такие грани человеческого бытия и эпохи, которые наделяют нашу формальную историю плотью и духом.

Вилнис АузиньшДиректор Латвийского музея фотографииГосударственный центр фотографииС.-Петербург, ул.Б.Морская, 35Тел. 3141214, факс 3146184Email: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. www.ncprf.org