Проверка кошками

Подписаться на новости этого автора Котография, как искусство, представляющее события из жизни кошек, котография, как особый вид фотографии, им занимается котограф – фотограф, перевоплощающийся в кота-соседа и изнутри, под другим углом наблюдающий за кошачьей жизнью. Чтобы подойти к запретной теме стоит быть мастером, иначе изображаемый кот предстанет лишь милым созданием,  забавой, нежели древним, порой мифическим существом.

Порода кошачьих, не в мифическом, а бытовом воплощении – для фотографии скользкая тема, поединок с банальностью, проверка на мастерство. Значение кошки в искусстве и жизни менялось о эпохи к эпохе. У египтян она считалась священным животным, посвященным богине Бастет, богине плодовитости и охоты, и олицетворяла благодатное солнечное тепло. В разные времена кошки становились как защитниками дома, оберегая припасы от грызунов, так и слугами дьявола, особенно если были черны, как смоль. Они же, черные и грациозные - символ сексуальной привлекательности, а трехцветные - счастья. Изображение представителей семейства кошачьих плавно перетекало из наскальной живописи и древних статуэток в свободно гуляющих по полотнам живописцев до современных воплощений в графике и других техниках.

Фотографам в наследство от истории уже достался не символ и не дикая грация, а мурлыкающее бескорыстно любящее создание, которого не успел запечатлеть только ленивый. От этого изобразительная, а главное психологическая задача для каждого автора перед выставкой только усложнялась. Кто-то из участников экспозиции достал фотографии котов из своих архивов, кто-то снимал специально под тему. В заглавной фотографии Александр Ляшко ловит кота в фазах полета, 30 дублей ушло на опыт по приземлению на четыре лапы. Опыт удался. Кошка в прыжке, кошка у окна и на руках, пушистая и беззащитно гладкая, настораживающе черная, лучезарно белая и доверительно полосатая, кошка в компании себе подобных и кошка одинокая, задумчивая.

Как задумчива она у настоящего котографа, каким показал себя Станислав Чабуткин, его коты – это взгляд собрата. В каждом зале неожиданно обнаруживались включенные в выставку работы известных мировых фотографов, тонкий намек - смотрите, и мастера не гнушались кошечек фотографировать.

Все замечательно, есть отсылка к истории, правда, возмущает, нежели смущает только один факт – зачем историю перестроили по себя? Зритель, знающий имена фотографов, но не очень хорошо знакомый со всеми их работами будет рад увидеть разных котов у Анри Кртье-Брессона, Альберта Уотсона, Хельмута Ньютона или Филиппа Хальсмана. Только истолкует ли зритель верно (ибо ни в подписях, ни в текстах на стенах это не указано) зачем кураторы вмонтировали в фотографию Элиота Эрвита на место собачьей морды, морду кошки? Зачем рядом с парящей в fashion съемке Твигги у Хельмута Ньютона неаккуратно вклеили полосатого котенка в прыжке или у того же Ньютона вмонтировали черного кота и переиначили на свой лад название работы - вместо «Автопортрет с моделью и женой» получилось «Автопортрет с кошкой, женой и моделями». Кто же тогда автор, простите? Кажется, без монтажных экспериментов оставили только Картье-Брессона.

Идея сопоставить изображение мохнатых, нежных и с усами, снятых фотографами прошлого и настоящего – отличная, только представить ее стоило до конца честно, дабы не вводить в заблуждение смотрящего. Вы скажете, вмешательство в изображение – ирония, безобидная мартовская шутка? Тогда обозначьте настоящее имя автора коллажа и ирония с легкостью и улыбкой прочтется.

И зритель при просмотре не пострадает, как не пострадал ни один кот при подготовке выставки. Галерея "Борей"

Санкт-Петербург. Литейный пр., 58. т. (812) 273-36-93 e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.